Главная / Новости24 / Биография Генриха Падвы: семья и личная жизнь, образование, адвокатская карьера, отзывы о работе

Биография Генриха Падвы: семья и личная жизнь, образование, адвокатская карьера, отзывы о работе

Генрих Падва является учредителем и управляющим партнером бюро «Падва и партнеры». Адвокатом он стал, когда окончил университет в 1953 году. Карьера его начиналась в провинции, а затем он стал одним из главных символов адвокатского дела в Российской Федерации.

Заслуги

Адвокат Генрих Падва часто и с большой охотой брался за наиболее сложные из имевшихся дел. Именно он сделал большой вклад в то, чтобы смертную казнь на территории нашей страны признали противоречащей Конституции. Генрих Падва занимался защитой председателя ВС СССР Анатолия Лукьянова, управделами Администрации президента Павла Бородина. Он вел и дело Михаила Ходорковского, связанное с ЮКОСом.

Адвокат Генрих Павлович Падва обладает активной жизненной позицией в профессиональной деятельности, а также в досуге. Он увлечен автомобильным спортом, футболом. На протяжении долгих лет он является болельщиком «Спартака». Он участвовал в проекте «Сноб» с 2009 года.

Генрих Падва стал Заслуженным юристом РФ, лауреатом золотой медали имени Ф. Н. Плевако.

Семья

Адвокат родился 20 февраля 1931 года в Москве. Отца его звали Павел Юрьевич. Мать Падвы Генриха Павловича – Рапоппорт Ева Иосифовна. Первой супругой его стала Носкова А. М., она умерла в 1974 году. Нынешнюю супругу зовут Мамонтова О. С. У пары есть дочка и внучка.

Биография

Рожден Генрих Павлович Падва в семье представителей московской интеллигенции. Отец его был крупным инженером и занимал один из ответственных постов в масштабных проектах. Так, отец Падвы Генриха Павловича, Павел Юрьевич Падва, участвовал в проектировании Северного Морского пути. Его руководителями были легендарные Шмидт и Папанин. Он получил контузию, участвуя в Великой Отечественной войне. С 1945 года был комендантом германского города, занимался решением репарационных вопросов. На момент победы был капитаном. Мать Падвы Генриха Павловича была балериной, которая обладала замечательными внешними данными. Родив сына, она уходит со сцены, но становится преподавательницей танцев.

До начала войны их сын был учеником престижной школы № 110, рядом с ним росли дети высокопоставленных государственных деятелей, ученых, артистов. Выпускники школы достигали множества успехов в самых различных профессиях. И уровень преподавания был в учебном заведении очень высок.

Война

На начало войны Генрих Падва с членами своей семьи был эвакуирован в город Куйбышев (Самару). Они начали жить со своими дальними родственниками: 10 человек в одной комнате спали на полу и на сундуках. Тем не менее, именно на этот период времени пришлось множество прекрасных событий и новых встреч. К примеру, несколько суток в этом помещении прожил и драматург Николай Эрдман, который возвращался в столицу, отбыв срок в лагере, куда его сослал Сталин. О нем у Генриха Падвы остались самые прекрасные воспоминания: это была необычайно интересная в общении личность, обладавшая также сильными качествами. Он показывал увлекательные шарады, что также отложилось в памяти маленького мальчика.

Как только немцы оказались отброшенными от столицы, мать, Ева Иосифовна Рапоппорт, и Падва Генрих Павлович смогли вернуться домой, отремонтировать комнату коммунальной квартиры, которая отапливались с помощью самодельной кирпичной печки.

После войны

Мальчик продолжал учиться в той же школе и окончил ее к 1948 году. Он не поступил с первого раза в Московский юридический институт: будущий адвокат Генрих Падва не набрал нужное количество баллов. Нужно отметить, что в те года учитывали то, входил ли абитуриент в число комсомольцев, а молодой человек не особенно хотел им быть, также важной была графа «национальность».

Вторая попытка, уже через год, оказалась более успешной – будущий адвокат Падва набрал баллы, тянувшие на проходные.

Уверенно сдав русский язык, литературу и историю, в вопросах географии он оказался не так силен. Завальным оказался вопрос о реках Великобритании, и он получил «удовлетворительно». Будущий адвокат Генрих сразу почувствовал вопиющую несправедливость и, выйдя из аудитории, задал тот же вопрос многим. Однако большинство из тех, кому он его адресовал, даже географы по образованию, не припоминали ничего, кроме Темзы.

Университетские годы

Когда вступительные экзамены закончились, будущий адвокат Генрих Павлович Падва был приглашен в Минский юридический институт. Он начал обучение там, переехав в Минск. Учился он весьма хорошо: первые сессии он сдавал на «отлично».

Согласно отзывам об адвокате Падве от его сотоварищей тех лет, Генрих находил время и на занятия спортом, и на студенческую самодеятельность. Он ценил высококвалифицированных преподавателей, которые работали в учебном заведении. Уже после 2 семестров он переводится в Московский юридический институт.

Первые самостоятельные шаги

Выпускается Генрих из него в 1953 году. Его распределили на работу в Калинин, который теперь именуется Тверью. Там он становится сотрудником местного управления юстиции. Карьеру адвоката Падва начал с полугодичной стажировки в Ржеве. Это был прекрасный старинный город. Уже после прохождения стажировки Генрих направился в райцентр Погорелое Городище. Это было небольшое поселение, где он становится единственным адвокатом.

Будучи коренным москвичом, Генрих удивлялся экзотике провинциального быта: он жил в углу деревянного дома, рядом был скотный двор, в палисаднике цвела сирень, а с находившейся рядом лесной опушки доносились трели птиц.

Он сохранил в памяти множество приятных воспоминаний, связанных именно с этим периодом жизни: успел поохотиться на волков, сходить на настоящую рыбалку, собрать полную корзину грибов и совершить долгие прогулки по лесам. Но самым грандиозным переживанием стало знакомство с бытом простого народа, который жил в тяжелейших условиях, в нищете и тотальном бесправии.

Первыми делами Генриха Падвы были судебные разбирательства между простыми фронтовиками, осужденными за горячие слова в адрес СССР, и государством. Это были самые обычные местные поселенцы, молодые работницы, которых готовились сажать в тюрьму за то, что они на пару минут опоздали на работу.

Тогдашнее правосудие чаще всего было слишком жестоко и несправедливо. В тех условиях, когда за самые маленькие проступки человека могли посадить в тюрьму на большой срок – на 10, 15 лет – с незавидной редкостью дела заканчивались успешно для подзащитных Генриха.

Но тем не менее, мало-помалу авторитет адвоката набирал обороты как в зале суда, так и среди местных жителей. Его мнение, его доводы становились все более убедительными, к ним уже прислушивался районный прокурор, который был честным и порядочным человеком, хотя не имевшим высшего образования.

Через 1,5 года Генрих продолжил свою карьеру в Торжке. Тут он снова оттачивает свое мастерство, постоянно растет, читая множество книг. Этому во многом способствовали и особенности провинциальной жизни, в которой не было много развлечений. Она же давала ему немало свободного времени. Как раз в этот временной период он знакомится со своей будущей женой.

В скором времени адвокат переселяется в Калинин, в котором училась его вторая половинка. Уже вскоре пара заключает брак. Занимаясь адвокатской практикой, Генрих поступает на исторический факультет местного педагогического института. Среди главных причин этого поступка было то, что он не хотел принудительно обучаться в партийной школе. Это был способ этого избежать.

Возвращение в Москву

Набирая все больше профессионального авторитета, Генрих возвращается в столицу в 1971 году. Сначала малая родина встречала Падву совсем недружелюбно, ему было сложно адаптироваться, так как после провинции особенно бросалась в глаза некая бесчеловечность большого города. Везде здесь процветал бюрократизм, которого было чрезвычайно много.

Преодолеть множество трудностей помогли коллеги Падвы. Во многом в этот период оказал влияние на жизнь Генриха и заместитель председателя президиума Московской городской коллегии адвокатов И. Склярский. Как адвоката Падву стали ценить и профессионалы, и общественность. Его необычайный талант стал заметен всем.

Большую известность Падва приобрел в ходе дела американского бизнесмена и газеты «Известия». Предприниматель подал в суд на нее за то, что та его оклеветала. Он выиграл дело на своей родине, и было принято решение о взыскании с издания большой компенсации морального ущерба, который та ему нанесла. Однако происшествие долгое время игнорировалось официальными советскими структурами, которые знали, что американцы ограничены в вопросе исполнения решения своего суда в делах, касающихся Советского Союза.

Но представители США начали действовать активно, арестовав собственность офиса газеты «Известия», расположенного в США. Тогда это дело стало самой настоящей угрозой дипломатическим отношениям между двумя странами. Понадобилась мобилизация всех основных юридических ресурсов. По итогу ответных действий, которые были предприняты рядом отечественных юристов под руководством Г. Падвы, решение американского суда было отменено. Это была блестящая победа.

Важно то, что спустя пару лет Падва встретился с пострадавшим лицом, учинившим данное разбирательство. На тот момент предприниматель уже отошел от дел и отметил, что не держит злобы на Падву, который продемонстрировал множество ценных профессиональных качеств в том процессе.

Первая известность

Начиная с того периода времени, имя Падвы приобрело эпитеты «знаменитый», «маститый» всюду, где оно встречалось в прессе. Он стал известен всем: фото Генриха Падвы часто появлялось в прессе.

В ходе многих лет последующей практики он успел поучаствовать во множестве разбирательств, к которым оказывались привлеченными СМИ, которые вызывали бурные реакции и протесты с обществе, предавались всеобщей огласке.

Россия

Уникальным опытом обернулись для Падвы 1990-е годы, в ходе которых он завоевал немало побед, закрепивших его успех и большой авторитет в профессиональной сфере.

Во время путча в августе 1991 года Генрих Падва был вице-президентом Союза адвокатов СССР и, находясь в США, выступал с заявлениями к юристам разных стран, провозглашая незаконность происходящих в его родной стране событий. Так, он подчеркивал то, что действия ГКЧП были противозаконны.

Он вернулся в столицу в момент, когда путч еще не победили, и мог подвергнуться аресту. Вероятность этого была большая. Однако вскоре события подошли к концу, и спустя пару дней с арестов путчистов Падве позвонила дочка А. Лукьянова, просившая выступить в защиту ее отца.

Ознакомившись с деталями дела, Генрих подчеркнул, что не собирается иначе оценивать драматические события, развернувшиеся в стране, но дает согласие на защиту Анатолия Ивановича. При этом он не выступал в поддержку предпринятых путчистами действий.

Прежде всего, Падва сделал на ТВ заявление о том, что обвинения в адрес его подопечного недопустимы, даже если он идеолог путча. Все дело в том, что каждый обладает собственными политическими взглядами и имеет на них право. Нельзя подвергать преследованию людей лишь за их инакомыслие. Довод оказался принятым, потоки обвинений постепенно угасли.

Адвокат обосновывал то, что обвинения в государственной измене в адрес Лукьянова были неприемлемы, впрочем, как и в адрес остальных членов ГКЧП. Что касалось подзащитного лично, его непосредственное участие в путче было весь спорным. Именно по этой причине перед Лукьяновым и Падвой появился вопрос: стоит ли принимать амнистию Госдумы по делу ГКЧП? На тот момент из-за множества переживаний, которые выпали на долю подзащитного, он был не в лучшем состоянии здоровья. Тогда было вынесено решение принять амнистию. Дальнейшая борьба за справедливость обошлась бы множеством потерь и рисками для жизни подзащитного Падвы.

В 1996 году на всю страну прогремело дела П. Карпова. Он был заместителем генерального директора Федерального управления по делам о несостоятельности предприятий. Ему было предъявлено обвинение, в котором значилось, что он получал взятку, пребывая на саратовском предприятии. Карпова арестовывали два раза – и в Саратове, и в столице. Разбирательства по его делу были крайне затяжными, однако благодаря усилиям и содействию Падвы он оказался реабилитирован.

В разгар 1990-х годов Генрих Падва занялся защитой влиятельного бизнесмена Л. Вайнберга, которого также обвинили в даче взяток. Громким делом стал случай, когда он передал одной из сотрудниц таможенного комитета ювелирное изделие.

Началось расследование дела Генеральной прокуратурой. Были выявлены многочисленные нарушения прав обвиняемого. Падва добился того, что вскоре того освободили, а затем и вовсе прекратили начатое дело против Вайнберга.

Вскоре начало действовать адвокатское бюро Генриха Падвы, в котором вместе с коллегами адвокат добился успеха во многих делах. Так, одним из знаменитых дел стала эпопея, связанная с задержанием П. Бородина, которого швейцарская прокуратура обвинила в отмывании денег и вхождении в состав ОПГ. Вместе с Э. Сергеевой Падва встал на защиту экс-управляющего делами Администрации президента.

Бюро Генриха Падвы работало одновременно с российскими политическими государственными органами и с американскими юридическими органами. Оно же взаимодействовало со швейцарскими следователями.

К апрелю 2001 года все обвинения с их подзащитного оказались сняты. Его перестали обвинять в соучастии в ОПГ, уже в марте 2002 года женевский прокурор также прекратил преследование бывшего управляющего делами.

Громким стало и разбирательство с участием Элкапони. Оно началось в 2003 году. Тогда Г. Падва вместе с Гофштейном защищали политика и бизнесмена из Азербайджана. Ему были предъявлены обвинения в том, что он хранил и перевозил запрещенные препараты. Элкапони был главой Народно-патриотического союза «Азербайджан-XXI», когда в июне 2001 года он был задержан с 1 кг героина. Какая-то доля запрещенного вещества была изъята из одежды предпринимателя, а часть была обнаружена в его жилье. Обнаружение было произведено сотрудниками Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков ГУВД Москвы.

Адвокаты доказали, что героин их подзащитному принадлежать не мог и был подброшен. В марте 2003 года московским судом азербайджанец был оправдан. Элкапони освободили из-под стражи. В тюрьме он успел пробыть далеко не один месяц.

Одним из клиентов Генриха стал экс-председатель Совета директоров в Красноярском алюминиевом заводе. На протяжении многих лет А. Быков являлся частым героем многих статей в СМИ, так как дело его было предано максимально широкой огласке. Судебные хроники пестрили упоминаниями о нем.

В 1999 году была совершена первая попытка осудить его за то, что он был причастен к совершению убийства и отмыванию денег. Быкова задержали в Венгрии и привезли в Красноярское СИЗО. Однако уже осенью 2000 года он был освобожден. Так постановил суд Центрального района Красноярска. Спустя какой-то промежуток времени его снова задержали, обвиняя в том, что он организовывал покушение на бизнесмена В. Струганова в Красноярске.

На защиту его встал Падва, приводя веский довод, наглядно показывавший, что Быков был невиновен. Тем не менее, Мещанским судом города Москвы было вынесено своеобразное решение. Вина Быкова была признана, но в качестве наказания ему дали условный срок длительностью в 6,5 года. Московским городским судом данное решение было оставлено в силе.

Так как сам адвокат точно знает, что его доверитель невиновен, а также отмечает наличие множества нарушений прав его подзащитного, которые проявлялись в ходе разбирательства по делу, он все еще добивается обжалования приговора. Он даже дошел до Страсбургского суда по правам человека.

В марте 2003 года Генрих Падва принял участие в судебном разбирательстве по новому уголовному делу против А. Быкова. В нем доказывалась причастность его к убийству бизнесмена О. Губина.

Однако уже в июле 2003 года Быков с подельницами были признаны невиновными. Тем не менее, Быкова признали виновным по статье 316 УК РФ (укрывательство убийства, которое было совершено без отягчающих обстоятельств). Подзащитного Падвы приговорили к 1 году лишения свободы, однако быстро амнистировали.

Г. Падва никогда не занимается афишированием лишь тех дел, в которых удалось достичь великолепных результатов. Так, в его портфолио есть разные итоги. Свою профессию Падва сравнивает с врачебной специальностью: не во всех случаях доктор может оказать помощь, так и адвокат порой не обладает безграничным могуществом.

Большое сожаление и по сей день вызывает в его сердце неудача, которой завершилось гражданское дело, связанное с возвращением части наследия Бориса Пастернака его возлюбленной Ольге Ивинской. Сразу после его смерти она оказалась арестованной. Ее обвинили в контрабанде, но затем реабилитировали.

Падве, защищая ее, удалось дойти до Верховного суда РФ, но все же наследие величайшего писателя не было возвращено. Хотя это следовало сделать, согласно как юридическим, так и общечеловеческим нормам. Дошло до абсурдных событий и самого настоящего издевательства над памятью Пастернака: государство потребовало документов от Ивинской о том, что свои рукописи Пастернак дарил ей. Это при том, что стихи были посвящены лично ей.

Отзывы

Многие из его подзащитных выражали ему благодарность за дела, которые он вел. Порой они казались всем поистине безнадежными. Однако тот факт, что свои судьбы ему в руки отдавали те, у кого был широчайший выбор, говорит многое о профессионализме Падвы.

Подзащитные благодарят судьбу, которая подарила возможность встречи с Падвой Генрихом Павловичем». Многие не скупятся на самые возвышенные эпитеты в адрес адвоката. Так, пишут, что Генрих Павлович Падва, без сомнения, — человек-легенда, очень уважаемый профессионал.

На сегодняшний день

Сейчас Генрих Падва является главой адвокатского бюро «Падва и партнеры». Под его началом работает более 20 специалистов. Сам Генрих Павлович является Заслуженным юристом РФ, членом Совета Московской городской адвокатской палаты и вице-президентом Международного союза адвокатов.

Его наградили золотой медалью имени Ф. Н. Плевако в 1998 году. Он стал кавалером Почетного знака Российского национального фонда «Общественное признание». Помимо того, он стал автором множества статей на тему гражданского права, проблем правосудия. Популярны и книги Генриха Падвы — «От сумы и от тюрьмы», «Записки адвоката» и другие.

Известен и ряд увлечений знаменитого адвоката. Его увлекает живопись, а любимыми художниками являются Эль Греко, Утрилло. Среди творцов современности он отдает предпочтение Наталье Нестеровой. Он является коллекционером старинного фарфора, а также ценителем красивого футбола и тенниса.

Источник: bisbroker.ru